Quicktext hotel chatbot
Блог отеля Оболенский

Пантелеймоновский храм

Пантелеймоновский храм в самом начале улицы Пестеля – удивительное место, фантастическое и неповторимое. Им можно не только любоваться бесконечно: но еще и очень многое узнать, очень многому удивиться, и очень, очень о многом задуматься и поразмыслить...


Потому что Храм Святого Пантелеймона – он и «высотно-архитектурная доминанта», и «духовно-нравственный ориентир», но это уж само собой. Но еще, и это, пожалуй, важнее всего – памятник во славу русского оружия, причем, так сказать, двойной! «Место силы» - да, пожалуй, именно так. В общем, слушайте.

И заложена была самая тогда еще часовня – 27 июля 1715 года. Храмы на Руси (ну если кто вдруг не знает) посвящаются тому Святому (или Празднику), в день которого происходит закладка... ну или наоборот: начало строительства происходит в день поминовения будущего покровителя храма. Кстати говоря, опять если кто интересуется: главная осевая линия здания, то есть, от входа на западе к алтарю на востоке – эта линия ориентируется строго на точку восхода солнца именно в тот день. Так что, располагая астрономическими «ретро»-данными, всегда можно точно определить день, в который старинный храм был заложен.

Но день 27 июля 1715 года был «назначен» не просто так. Ведь это была первая годовщина победы в Гангутском сражении, а это – самая первая большая победа совсем юного тогда Русского флота!

Битва при мысе Гангут... Мысленно вернемся в то лето 1714 года. Фактически требуемое «Окно в Европу» уже во многом прорублено, новая столица Санкт-Петербург уже отметила первое десятилетие, большинство близлежащих земель находятся под контролем русских войск – но именно земель, на Балтике-то по-прежнему хозяйничают шведы! И нанести им «решительную викторию» именно на море – первоочередная стратегическая задача.

Решить которую не так-то просто, да это и понятно: русский военный флот только-только создается, нет еще ни достаточного количества судов, а главное – нет совершенно необходимого боевого опыта. Но зато – есть русская смекалка и, как говорят, «должный настрой и огромное желание победить»!

Смекалка сказывается уже при подготовке к баталии. А подготовка нужна основательная: шведский флот – парусный, заметно более мощный. Наш флот – по тому времени практически «допотопный», гребной, в его составе – галеры да «лодки».
Но зато – он более легкий и маневренный. И первый маневр – по приказу Петра на одном из узких перешейков быстро строится «переволока», чтобы быстро «переволочь» часть судов и зайти шведам «с другого бока»...

Шведы разгадывают маневр и перестраиваются. А может, так Петром и было задумано? Впрочем, не столь важно: потому что внезапно на Балтике случается достаточно редкий штиль, шведские парусники сразу утрачивают преимущество в маневренности – надо атаковать, прямо сейчас, другого такого шанса не будет! Вперед! Мы русские, и с нами, как известно, Бог.


И атака удается. Более того, она переходит в абордажный штурм шведских кораблей, кстати говоря, первая победа русского флота стала фактически последним «кейсом» абордажного боя «на высшем уровне», так сказать... но о всех чисто тактических подробностях можно прочесть в соответствующих специальных книгах, а я сейчас хочу сказать вот о чем.

В абордажной атаке принимает участие сам Пётр! Сам Государь-Император в первых рядах штурмующих! С «позывным», как сейчас сказали бы, «Шаутбенахт Пётр Михайлов», и именно под ним он будет произведен в вице-адмиралы.

Петру на момент битвы 42 года, даже по нынешним временам – уже не мальчик, «война дело молодых» и «лекарство против морщин». Ну и он царь вообще-то, на минуточку... Но с другой стороны – где должен быть командир? Впереди на лихом коне! В данном случае – на первой штурмовой галере!


Ну вот. А потом – прошло шесть лет, и летом 1720 года Русский флот одерживает еще одну «знаковую» победу в морском сражении при Гренгаме. За батальными подробностями – опять же к специальной литературе, если коротко – фактически Гренгам утверждает Россию в статусе полноценной морской державы, а там и окончательная победа в Северной войне не за горами.

Вот какое удивительное дело: сражение при Гренгаме тоже происходит в день 27 июля, что и Гангутская битва! «Простое совпадение? Не думаю». И хочу сказать вот о чем.


Всё, всё успевал Петр Алексеевич! И окно в Европу прорубил, и Столицу новую основал, и Флот построил и обучил победно сражаться, и Ассамблеи устраивал, и «по мелочам» успевал, вроде завезенных в Россию картошки и табака. Чего ни коснись – всё Пётр Первый! Из тех людей, которым всегда мало не только 24 часа в сутках, но и, оказывается, 365 дней в году – тоже не хватало: немудрено, что две великие морские виктории случились в один и тот же день!


Так что Пантелеймоновский храм, заложенный в память Гангутской битвы – место силы русского оружия, истинно. И, кстати говоря, мирское, то есть до крещения, имя святого Пантелеймона – Пантолеон, что можно перевести как «Над всеми львами»... в общем, св.Пантелеймон – один из небесных покровителей русского воинства, и теперь понятно, почему. Мне даже показалось, что священнослужители в храме здесь какие-то особенные, с особой выправкой и достоинством Службу ведут.


На внешней стене Пантелеймоновского храма – установленная в 1914 году памятная доска с перечнем полков, сражавшихся при Гангуте и Гренгаме. Внутри храма – музейная экспозиция, посвященная битвам, а еще – героической обороне полуострова Ханко (это тот же Гангут по-фински) во время Великой Отечественной войны, и об этом тоже обязательно будет рассказ...

Да, 27 июля – это дата по старому стилю, по нашему нынешнему – это 7 августа. Но можно не сомневаться, что День Военно-Морского флота, который у нас традиционно празднуется в последнее воскресенье июля – он, конечно, во многом из тех героических лет, от Гангута и Гренгама.

Так что Пантелеймоновский храм – это не только красиво. Это место, которое заставляет о многом вспомнить, и о многом поразмышлять... это действительно – место силы.
Записки господина N