Quicktext hotel chatbot
Блог отеля Оболенский

Прекрасный как Пантелеймоновский мост

«Прекрасный как Охтинский мост...» - спел нам однажды светлейший Борис Борисович Гребенщиков, навеки обессмертив это прекрасное транспортно-архитектурное сооружение.
Что БГ спел про Охтинский мост – понятно: как минимум, потому что там рядом те самые «Пески Петербурга», легендарные во многих отношениях.
Но почему не спел про мост Пантелеймоновский? Тоже ведь прекрасен, ну и потом же совсем рядом с Инженерным, а Инженерный – ведь такое «Аквариумное» место!
Но попробуй тут спой: Пан-те-лей-мо-нов-ский – очень уж длинно. Не укладывается ни в ямб с хореем, ни даже в амфибрахий с анапестом. Вот бывает так: со всем повезло, но вот с названием – не очень. Поэтично, но не песенно.
А, стоп. В те же годы он еще по-другому назывался: Мост Пестеля. Но тоже как-то не очень поётся... Ладно, попробую спеть про Пантелеймоновский мост в прозе.
Да, он и сегодня прекрасен. Но поверьте: когда-то он был еще прекраснее! Вот есть же на белом свете такие чудесные места, где что ни делается – всё хорошо. То ли звезды с небес светят под правильными углами, то ли снизу из Земли геомагнитные поля источаются в нужном направлении, то ли Вселенная... а может, и всё вместе, но что ни делается – так всё ХОРОШО. Вот и Пантелеймоновский мост как раз в таком вот правильном месте расположен.


Это уже третий по счету, это как минимум! Ну, место такое – еще и важное, хотя в 18 веке Инженерного замка еще не было, но Летний сад-то уже был, надо же как-то было ходить в него гулять с того берега Фонтанки. Так что за дело взялся сам архитектор Растрелли, да-да, тот самый, Бартоломео Франческо. Увы, кроме красочных текстовых описаний после наводнения 1777 года от того моста ничего не осталось, но, что называется, имя говорит само за себя. Растрелли – «это фирма».
Да, но транспортная задача осталась. Тем более, что и Инженерный замок уже построился, так что и новый мост, как говорится, напрашивался.
Ах, что получился за мост – жемчужина! Цепной, подвесной, в общем – красавец-Мост. Да вот, пожалуйста, любуйтесь! «Во-первых, это просто красиво».


Но Пантелеймоновский мост начала XIX века – это не только красиво. Вот в авиации говорят – «Некрасивые самолеты не летают», в том смысле, что если с точки зрения аэродинамики что-то не так, то оно и на вид выглядит не очень хорошо. Авиации, ясное дело, тогда еще не было, но смысл тот же.
Потому что Пантелеймоновский мост – это еще и, как мы сейчас сказали бы, множество «прогрессивных технологических решений». Оно и понятно, впервые в матушке-России был построен подвесной мост, рассчитанный не только на пешую публику, но и на полномасштабное движение конных экипажей!


Ключевое слово – «рассчитанный». Потому что на заводе, который изготовлял цепи для подвеса – даже выстроили специальную машину для их испытания на прочность. И только после того, как требуемой прочности удалось добиться – «запустили в производство».
Не обошли вниманием и вопросы экологии. Да, да, представьте себе: ни Гринписа, ни Греты Тунберг еще и в помине не было, а в далекой, снежной России уже заботились и о Природе, и об окружающей среде!
Давайте посмотрим сверху: видите, на стороне Летнего сада дорога «уходит» в сторону? Это не само так получилось, это специально так сразу и сделали (в 19 веке, имеется в виду), чтобы деревья не вырубать! И сам Мост: на картинках этого почти не разглядеть, но вот эти большие Порталы, которые держат цепи – они на самом деле не совсем параллельно друг другу стояли, а под углом. Как раз для того, чтобы «задать» улице правильное, экологически нужное направление. При этом – высочайшая «пропускная способность», 8 тысяч пеших и 900 конных экипажей в день, ого!


Видел ли Павел Иванович Пестель свой «именной» мост? Должен был: Цепной Пантелеймонский мост был официально открыт 4 октября 1824 года, а проживал Павел Иванович совсем неподалеку, на Фонтанке, 24.
Видел ли Цепной мост Александр Сергеевич Пушкин? Однозначно. «В Санкт-Петербурге, у Цепного моста, против Пантелеймона в доме г-на Оливье» - сообщает он свой адрес в письме драгоценной Наталье Николаевне. Сегодня это дом №5 по улице Пестеля. «И в Летний сад гулять ходил», да. Почему не воспел Александр Сергеевич? Видимо, по той же причине, что и спустя много лет Борис Борисович. Пан-те-лей-мо-нов-ский – тут даже Пушкину непросто!
И Михаил Юрьевич Лермонтов тоже видел! И тоже отразил лишь в корреспонденции: «В Санкт-Петербург, у Пантелеймоновского моста на Фонтанке, в доме Венецкой...»
Ну а дальше... Дальше наступил Век Двадцатый, и предъявил свои требования. Увы и ах – но подвесной мост перестал справляться с возложенными на него обязанностями, уже и первые авто рассекали по Санкт-Петербургу.
Мост хотели сохранить. Мост хотели передвинуть. Да, опять же – и в то время в России лучшие люди страны заботились о сохранении объектов культурного наследия. Но тут еще очень некстати обрушился схожий по конструкции Египетский мост... в общем, ничего не вышло. И однажды Цепной мост был разобран, а в 1908 году был выстроен новый, уже «автомобильный», который, в принципе, благополучно существует и поныне. И, надо признать – тоже очень красивый! Ну а от прежнего Цепного Моста остался макет, выставленный сегодня в Музее железнодорожного транспорта, на самом деле совсем рядом, на Садовой улице, дом 50.
Вот такая история, если очень коротко. Которая повествует нам о том, что есть, есть на нашей планете такие очень правильные места, в которых что ни делается – то всё непременно делается хорошо. И Пантелеймоновский мост – как раз в таком месте и расположен. Вечером пойду гулять – непременно пройдусь по нему еще раз!..

Записки господина N