Quicktext hotel chatbot
Блог отеля Оболенский

Про декабристов. Якубович

Когда периодически живешь на улице Пестеля, то не размышлять о декабристах просто невозможно. Вот все-таки – кто они, что за люди...

Точка зрения ведь меняется периодически. Когда мы учились в школе, то всё было однозначно: первые борцы с самодержавием. Затем вектор потихонечку изменился, ну как бы все-таки «В России всякая власть от Бога», и это надо четко понимать, и если уж менять, то строго в конституционном поле... Но как менять в этом самом «поле», если самой Конституции еще нет?

Но в любом случае – не то чтобы однозначно «лучшие люди Страны»... Слова «пассионарные» тогда еще не было, но то, что наиболее пассионарные – вот это точно!
Вот Александр Иванович Якубович. Тот самый, образ которого в кинокартине «Звезда пленительного счастья» воплотил будущий Народный артист М.С.Боярский. Не будем сейчас о его непосредственной роли в Декабрьском выступлении – он и без выступления прожил, как говорится, жизнь долгую и затейливую. И даже вполне мог изменить не только Судьбу России, но и судьбу Великой Русской Литературы. Не знаете? Тогда слушайте, там очень многое сплелось!


...Жила-была в Петербурге талантливая балерина Авдотья Истомина. Да-да, та самая, воспетая Александром Сергеевичем Пушкиным в романе «Евгений Онегин». «Толпою нимф окружена, Стоит Истомина: она, одной ногой касаясь пола, другою медленно кружит» и далее «быстрой ножкой ножку бьет». Бессмертные строки.

Но жила Истомина не просто так, а по балетному обычаю того времени – со штаб-ротмистром Василием Шереметевым. Не будем сейчас о моральном облике мадемуазель Авдотьи – по тем временам это как бы нормально.

Не всё в отношениях молодых людей было гладко. И в один не самый лучший день в жизни Шереметева Авдотья решила от него съехать. «Надо пожить отдельно, разобраться в своих чувствах...» Бывает.

Помочь барышне разобраться в чувствах вызвался еще один Александр Сергеевич, только уже не Пушкин, а Грибоедов. Да-да, тот самый, который автор бессмертной комедии «Горе от ума», но это позже. А пока – Грибоедов перевозит ветреную танцовщицу к своему другу Завадовскому, который также числился большим поклонником ее красоты и таланта.

Тут-то на сцене и появляется Якубович, который друг Шереметева. Опять же, по обычаям того времени – дуэль! Причем не простая, а четверная, с участием секундантов. Такой дворянский вариант «стенка на стенку».

К большой печали Шереметева, точнее в стрельбе из пистолета оказался Завадовский, и от полученной раны Шереметев на следующий день умирает...

Приговор царского правосудия суров, но справедлив. Всех разжаловать и сослать, Грибоедова в Персию, Якубовича на Кавказ...

Ссылка на Кавказ пошла Александру Якубовичу на пользу, там его неукротимый нрав оказывается весьма ко времени и месту. Очень скоро он – один из лучших, представлен к многочисленным наградам и возвращению в гвардейское звание «как искупивший кровью».

Но еще до того, по пути к месту службы – Якубович вновь встречает Грибоедова! По всем понятиям чести – дуэль должна быть продолжена! Пуля Якубовича дробит Грибоедову кисть руки, Грибоедов от своего выстрела фактически отказывается. «Дело прекращено по примирению сторон».


Неудивительно, что вся эта история заставила будущего классика Грибоедова несколько изменить свои жизненные взгляды, и кто знает, состоялось бы вообще «Горе от ума» без всего этого, и как бы мы писали школьные сочинения про образ Чацкого.


Ну а Якубович, снискавший на Кавказе вполне заслуженную славу бесстрашного вояки – возвращается в Санкт-Петербург. Мог ли такой человек остаться в стороне от деятельности Тайного Общества? Едва ли. Не тот характер.



Остальное, как говорится, вы знаете. Растерзанное тело Грибоедова опознают только по кисти руки, раздробленной пулей Якубовича... Сам Якубович отправится на 20 лет на каторгу, из которой уже не вернется... «Таким людям трудно удержать себя в рамках», что тут скажешь...

Вот такая история.

Записки господина N