Quicktext hotel chatbot
Блог отеля Оболенский

Жил человек Рассеянный



Вот так гуляешь по улице Пестеля, крутишь головой по сторонам, а я всегда кручу более чем активно, потому что так обязательно увидишь что-нибудь интересное, а иначе и вообще какой смысл в гулянии... И вот доходишь до угла с Литейным, смотришь – опа! «В этом доме в таких-то годах жил Самуил Маршак...» И сразу как-то вот хорошо на сердце делается, что-то такое доброе, из самого-самого детства...


Литейный вообще очень такое «литературное» место. Если улица Пестеля – очень «музыкальная», причем это не только потому, что там и Чайковский, и Мусоргский, и Римский с Корсаковым, да, я знаю, что это один человек, поэтому про «музыкальность» улицы Пестеля отдельно напишу обязательно. Сейчас про Литейный.
Ну, потому что на Литейном и Некрасов с Добролюбовым, и Чернышевский, и Салтыков опять же со Щедриным, и Ахматова с Бродским, и много кто еще. У Литейного даже корень «Лит.» - такой же как в Литературе, и это явно не простое совпадение! А теперь, оказывается, еще и Маршак. Тут с чего бы начать-то... вот с чего, пожалуй.
О существовании некоторых мест на карте тогда еще Ленинграда я узнал еще в детстве. И про улицу Бассейную тоже. Это же самые первые стихи, которые мама мне читала, во всяком случае, одни из первых из тех, что остались в памяти! Рассеянный с улицы Бассейной!
Очень смешное стихотворение. И сразу запоминается, и потому что смешно в том числе. Это на самом деле – очень большой талант сочинять смешно, ну или весело. То есть, умом это уже во взрослом возрасте понимаешь, а в детстве просто чувствуешь. Это вот как про актеров говорят: «На сто великих актеров, которые могут заставить человека плакать – всего один великий, который может заставить смеяться». Вот и с писателями – примерно такая же пропорция. О серьезных вещах заставить задуматься может практически каждый из великих, на то они и великие, собственно. А вот чтобы улыбнуться по-доброму – это прям по пальцам одной руки.
И да – запоминается такое стихотворение влёт! «Вместо валенок перчатки натянул себе на пятки!» Мы в детском саду разучиваем хорошие стихи, правильные такие, про Родину, про Природу... хорошие, правильные, но уж больно незапоминучие. А здесь – всё же просто и понятно, и рифма легкая: «А с платформы говорят – это город Ленинград!»


Я, конечно, узнал, что того, кто такие хорошие стихи сочинил – зовут Самуил Маршак. Забавно при этом, что сначала я не очень понимал, что это имя и фамилия. Ну, потому что у нас в детском саду ни у кого и близко таких не было: был Саша Петров, был Юра Новиков, была Катя Сергеева – ни Самуилов, ни Маршаков не имелось. Поэтому «Самуил Маршак» - воспринималось как звание, что ли... как почетное прозвище. Таких заслуженных людей в голове у меня было трое: Самуил Маршак, Даниил Хармс и Вратарь Третьяк. И еще вождь индейцев Чингачгук. Стихи Даниила Хармса я тоже очень любил, и тоже сперва не «втыкал», что Хармс – фамилия, окей, ладно, псевдоним. Тем более, что как потом я узнал – Хармс как раз одно время работал под «началом» у Маршака... стоп, это отдельная будет тема. Вернемся к Маршаку, Рассеянному и улице Бассейной.
Улица Бассейная – это тоже звучит очень смешно! Я был уверен, что это просто для рифмы, потому что улицы с таким смешным названием в нашей серьезной стране быть просто не может! В принципе, от истины это было сравнительно недалеко.
Давайте расскажу. Улица Бассейная на самом деле существовала, но только не в Ленинграде, а в... а в Санкт-Петербурге. Для фонтанов Летнего сада требовалась, естественно, вода, причем под напором. Соответственно, был прорыт практически специально обученный канал под названием Лиговский, теперь канала нет, зато есть на его месте Лиговский проспект. Но в стародавние времена вода из Лиговского канала поступала в специально выстроенный бассейн, а потом уже далее по акведукам через Фонтанку в Летний сад. Таким образом, данное гидротехническое сооружение нарекло имена собственные сразу нескольким объектам на карте: Фонтанка благодаря этому и стала называться Фонтанкой, а улица, где когда-то был бассейн – стала Бассейной. Но сегодня эта улица – улица Некрасова, ну да, это же всё район «Лит.», Литейный.


И если уж мы говорим о воде – то давайте немножко выведем на чистую воду Самуила Яковлевича Маршака!
Потому что имеется такая маленькая временная нестыковочка. Улица Бассейная стала улицей Некрасова почти сразу после Революции, в 1918 году. А Ленинградом Петроград сделался только в году 1924. Таким образом, быть одновременно и в Ленинграде, и «с улицы Бассейной» гражданин Рассеянный одновременно никак не мог. И, кстати, станции Дибуны по пути в Москву тоже нет, в Дибуны надо ехать с Финляндского вокзала, а не с Московского...
Боже, какая это всё ерунда, какие мелочи! Это же Поэзия, в ней всегда есть место вымыслу. Тем более, что это Рассеянный!
В общем – вот такие мысли, а всего лишь – на мгновение задержал взгляд на углу улицы Пестеля и Литейного. Все-таки – замечательные стихи сочинял Маршак! Мы вот - такими выросли и на них в том числе...
Хотите еще один «любопытный факт»? Самое замечательное, что улица Бассейная в современном Санкт-Петербурге... снова есть! Да, да, новая улица однажды получила такое вот смешное название. Стоит ли говорить, что находящаяся на ней детская библиотека – уж само собой, носит имя С.Я.Маршака? Все-таки у питерцев – замечательное чувство Прекрасного!



Записки господина N