Quicktext hotel chatbot
Блог отеля Оболенский

Преображенский собор

Улица Пестеля – улица уникальная, неповторимая: она и начинается Храмом, и заканчивается тоже Храмом... хотя нет: не заканчивается! Такая удивительная улица просто не может «закончиться», поэтому, перейдя через Литейный, улица Пестеля буквально «охватывает», «обнимает» Преображенский собор, и лишь затем «распадается» на улицу Рылеева и Манежный переулок. И есть в этой топографии тоже что-то символическое: нет, не может такая замечательная улица взять и «просто закончиться».

Вообще, панорама Преображенского собора в перспективе улицы Пестеля – одна из лучших в Питере, если брать его «непарадную» часть. Ну в том смысле, что есть виды парадные, «открыточные», Дворцовая, Исаакий, Медный Всадник, Стрелка – но есть и замечательные виды, которые вроде на открытку не поместишь, и экскурсантов, чтобы специально поглядеть, к ним не возят, но взглянуть на них – стоит. И не просто «мельком», а именно остановиться, полюбоваться, и о чем-то подумать... Посмотрим же скорей!


Ну а теперь – вперед, к Преображенскому храму!

Назван собор, как вы понимаете, по празднику Преображения Господня (19 августа по нашему стилю), но не совсем «напрямую». Примерно так же, как и Невский проспект: Невский он не «прямо» от Невы, а от Александро-Невской лавры, к которой проспект ведет. Вот и с Преображенским собором тоже где-то подобная топонимическая «двухходовочка», слушайте, это очень интересная история! Вообще-то я не историк, конечно, поэтому расскажу, как я понимаю, и своими словами.

Пётр Первый, как мы прекрасно знаем – совершил массу самых «прорывных» дел, и вообще круто изменил самый вектор всей Российской истории. В одном только не преуспел Пётр Алексеевич – не оставил он достойного наследника и продолжателя своих трудов. Соответственно, после кончины Царя в «верхних эшелонах власти» возникло определенное брожение и разного рода разногласия, результатом чего вскоре стало воцарение Анны Иоанновны (она Петру Алексеевичу племянница), потом пресловутая «бироновщина», а затем и вовсе некто Анна Леопольдовна, которая к российскому престолу та самая «седьмая вода на киселе».

Конец этому «броуновскому движению» в верхах положила Елизавета Петровна, которая, на минуточку, Петру Первому все-таки родная дщерь, хотя сперва и незаконная, ибо Марта Скавронская (будущая Екатерина Первая) родила ее за пару лет до официального бракосочетания, но в итоге дочь все-таки «привенчанная», то есть, вступившая в законные права наследства.

Соответственно, однажды, а именно одним ноябрьским (по старому стилю) днем 1741 года, заручившись поддержкой гренадерской роты Преображенского полка, будущая Императрица Елизавета организует «маленький победоносный переворот» и восходит на российский престол...
«– Вы знаете, кто я? – спросила она солдат, – Хотите следовать за мною?»
«– Как не знать тебя, матушка-цесаревна? Да в огонь и воду за тобою готовы!..»

Что характерно, именно в тот раз не потребовалось ни огня, ни воды: переворот прошел абсолютно без жертв, и это если не единственный, то явно редчайший пример во всей Мировой Истории! Да и в дальнейшем царствование «Весёлой Елисавет» обходилось без применения «высшей меры социальной защиты», во всяком случае, по политическим делам и на высшем уровне. И это уже в середине 18 века! Тут «просвещенной Европе», в которой в ту пору головы летели во все стороны – еще бы поучиться гуманизму у «лапотной» России. Ну а политический курс дочери Петра был очевиден: «Служите мне, как служили моему отцу!»


Естественно, деятельное участие Преображенского полка было должным образом отмечено. Казармы преображенцев располагались по левой стороне Литейного проспекта... Да, Литейный уже тогда был Литейным, это ведь одно из самых первых названий в Санкт-Петербурге! В общем, летом 1743 года происходит закладка Собора, и первый кирпич в основание укладывает сама Государыня, не забыв, само собой, даровать и дворянство всем непосредственным участникам своего счастливого воцарения. Ну а освящается Собор, естественно, в честь праздника Преображения, а полное его название – Собор Преображения Господня всей гвардии.

Автор изначального проекта – замечательный русский архитектор Михаил Григорьевич Земцов. «Изначального» – потому что почти сразу после начала строительства Земцов умирает... Увы, но такова Жизнь: и свой проект будущего Аничкова дворца ему тоже не удается воплотить, и вообще многие его творения оказываются впоследствии разрушенными, и даже могила Земцова считается утраченной... Из того немного, что сохранилось до наших дней – Церковь Симеона и Анны на улице Белинского, это совсем рядом с улицей Пестеля. Слушайте, я обязательно проведу вас и по улице Белинского, и про Земцова еще обязательно вспомним! Но пока вернемся к Преображенскому собору.

В общем, достраивает Храм П.А.Трезини, в организации внутреннего убранства принимает деятельное участие сам Растрелли, и 5 августа 1754 происходит торжественное освящение.

Как выглядел тогда Храм? Если верить некоторым источникам, то достоверных, «верифицированных» изображений и вообще не осталось, но по некоторым данным – выглядел он примерно так. Во всяком случае, каноническое русское Пятиглавие точно присутствовало.


Почему «тогда»? Увы, быть может, сказалась «карма Земцова», а может и банальное нарушение правил техники безопасности – но в 1825 году во время планового ремонта Собор сгорает... Не прямо «дотла», вынести святыни и утварь люди успевают – но в остальном от первой постройки остаются лишь закопченные стены...

За восстановление Собора берется вновь один из лучших архитекторов – Василий Стасов, который решает задачу в стиле принятого тогда классицизма, и решает прекрасно. Собственно, именно творением Стасова мы любуемся и сегодня. Тем более, что в процессе постройки как раз «подоспела» победа в очередной Русско-турецкой войне. «Собор всей гвардии» – и в него свозятся трофеи, добытые доблестным Русским воинством и в Европе, и в Азии. Ну а самые заметные, ну просто потому, что самые первые, которые видишь – это «плененные» турецкие пушки, причем турки давали своим орудиям персональные имена: «Гром извергающий», «Приношу лишь смерть», «Гнев Аллаха» – нет-нет, ребята, уже не против России, уже никогда. Потому что у пушек просверлена казённая часть, и установлены они жерлами вниз. Очень, очень символичная ограда у Гвардейского Собора!


Да, когда-то в храме хранились многочисленные воинские реликвии. В Советское время многие из них «переехали» в различные музеи, но они не пропали, нет: потому что Слава Русского оружия – это навсегда, это от политического строя не зависит. И навсегда в Соборе – памятная доска с именами павших в боях офицеров-преображенцев, с самого основания Преображенского полка в 1702 году...

Возможно, именно «воинская составляющая» и помогла Собору выстоять в самые непростые времена: Преображенский собор – один из очень немногих храмов страны, который никогда не закрывался. И даже во время Блокады он продолжал нести свою службу. И духовную, и воинскую: в подвальных помещениях было оборудовано бомбоубежище, а в самом храме стояли койки, где выхаживали раненых бойцов и ленинградцев.


Вот такой он, Преображенский собор. На который стоит не только посмотреть: стоит подойти поближе, зайти в сам Храм... и о многом вспомнить, и о многом подумать.

Записки господина N